Париж: вкусы, о которых не спорят

Сегодня пришла официальная фотография встречи «Большой двадцатки шефов», которая проходила в Plaza Athénée в Париже. Шефы еще на пару дней останутся во Франции, у них замечательная  программа – во первых, их примет Франсуа Олланд, во-вторых, Сенат, а кроме того, у них впереди два ресторана – «Жюль Верн» на Эйфелевой башне и «Петросян», о котором мы еще поговорим отдельно – это особая статья во французской кулинарной жизни. Владелец, кстати, прекрасно говорит по-русски. Будьте уверены, что если ваш знакомый француз хоть раз ел черную икру, он купил ее у Петросяна (конечно, если это не вы привезли ему баночку в подарок). И еще они поедут на оптовый рынок Ранжис – все-таки для шефа, даже президентского, самый важный вопрос – это продукты.

Официальная фотография встречи «Большой двадцатки шефов»

Армен Петросян

А пока несколько  откровений о гастрономических пристрастиях французских политиков. Франсуа Миттеран, как известно, был любителем садовых овсянок. Это такое французское лакомство, которое уже запрещено. Овсянки теперь охраняются государством, слишком много их съели. Но пока их еще подавали в ресторанах, то ели целиком – высасывали сок из целой птички (жареной, конечно). И для этого в ресторанах подавали большую  салфетку. Салфетку надо было накинуть  на голову и есть овсянку под ней. Во-первых, она очень горячая, и когда медленно остывает, то под салфеткой можно наслаждаться всеми ароматами. А кроме того, соседям не обязательно видеть, как вы высасываете внутренности и жуете кости.

Миттеран вообще любил редкие блюда. А вот Тетчер, наоборот, славилась экономностью. У всех поваров свои анекдоты. Антон Мозиманн вспоминает Тетчер: «Шахтерские забастовки, в стране глубокий экономичекий кризис. А тут Митерран с визитом, тонкий знаток и любитель кухни. Я тогда так старался, и получил высокую оценку от президента Миттерана. От госпожи Тетчер тоже: какое вы, Антон, подали нам вкусное мясо – она сказала. – Потом помолчала и добавила – и какое дорогое….»

Друг другу повара рассказывают, что предпочитают за столом их президенты, а за пределами президентских дворцов – не очень любят раскрывать тайны. Спрашиваю – а что тут такого секретного? Это что, меры безопасности? Да нет, отвечает Воссион,  дело не в безопасности. Просто президент – он же тоже человек. В свое время одна французская газета написала, что Жак Ширак любит телячью голову. Он ее действительно любит. Но только с тех пор в любой деревне и в любом городе, куда бы он не ездил с визитами, ему только телячью голову и подавали. Из добрых, конечно, побуждений – чтобы сделать приятное. Только прездент куда-нибудь едет с визитом чуть ли не каждый день, вот и попробуйте хоть месяц есть одно и то же, хоть клубнику с шоколадом!

Жаку Шираку однажды задали вопрос: вы за то, чтобы сохранить президентскую телячью голову или чтобы перейти к королевскому ростбифу (снова это вечное соперничество между Французами и англичанами! А телячья голова, как известно, – самое любимое блюдо  Ширака. Так что он ответил: «Чтобы получить ростбиф, нужно получить быка. А быков без телят не бывает. И поскольку не каждый теленок может стать быком, придется нам сохранить наши телячьи головы»

Поесть во Франции любят и левые, и правые. Пожалуй все, кроме бывшей жены Олланда и бывшей кандидатки на президентский пост Сеголен Руаяль – она запрещает фотографировать себя во время еды. Как иронизируют правые, хочет сделать вид, что она – чистый бестелесный дух…

А остальное о встрече шефов – в новом Огоньке, который выйдет в понедельник.

© Все права защищены. Полная или частичная публикация возможна только после предварительного явно выраженного письменного согласия gourmet-tourism.com

Share

Leave a Reply